fotinya_ru: (Default)
[personal profile] fotinya_ru
У моего отца был трофейный, с войны, аккордеон. Папа по возрасту был мобилизован в последний год войны, потом еще семь лет служил в Берлине. И вот он приехал из Германии с аккордеоном. Потому что он музыкант от макушки до пят. Я не знаю, как именно достался ему этот инструмент, но с какого-то времени я перестала употреблять это словосочетание "трофейный аккордеон".
Сегодня на одном празднике я повстречалась с двумя трофеями - тоже аккордеоном и патефоном. Патефон стоял у вх
ода, на подоконнике, и крутил старую пластинку. Непередаваемый звук его патефонный будоражил какую-то очень старую память, и не только у людей, которые могли бы помнить, как звучит патефон, но и у тех, кто эту диковину видел только в кино. Люди толпились в прихожей и слушали, а кто-то из гостей подхватил девушку и стал танцевать под старинную оркестровую мелодию.
Я все думаю про этот патефон теперь. 70 лет прошло ( а может и больше), а он все работает. Работает, братцы. И звук у него чистый, и с виду он вполне ничего. А мы смотрим и гордимся - трофейный!

Date: 2015-05-16 03:49 pm (UTC)
From: [identity profile] homo-parvus.livejournal.com
гитлер капут

Date: 2015-05-16 04:48 pm (UTC)
From: [identity profile] olga-den.livejournal.com
Михиаил Свищёв

Светомузыка

Ты играй-ворожи — вальс-бостон,
“Сказки Венского леса” ли,
довоенная жизнь,
словно старенький снимок рентгеновский,
попадет под иглу
патефона, что ласковой сволочью,
как ногтем по стеклу,
заскребет по слепым да осколочным.
Там на майский парад
выстилая балконы перинами,
заведут аппарат,
что из Праги везли, из Берлина ли,
и за тысячу верст
в дерматиновой пасти раззявленной
нарисованный пес
обернется на “Голос хозяина”.
Там дистрофик-весна
отражается в сереньких лужицах,
и иголка-блесна
засверкает, залает, закружится
по провалам глазниц,
в медсанбате руками заляпанным,
и по тем, что срослись,
и по тем, что под корень оттяпаны.
Там плывут по ручьям
треугольники в школьную клеточку, —
там медали бренчат
и топорщатся желтые ленточки
на пустых рукавах,
словно бирки без имени-отчества.
Там в пластинке слова —
потому что по кругу — не кончатся.
И взорвется мотив,
дребезжа запотевшими кружками,
там мальчишка, забыв
про отцовский ТТ под подушкою,
от обновки слепой,
примеряет сандалики узкие.
Там вчерашняя боль
превращается в легкую музыку.
Там идут на убой,
не меняя рубаху нательную,
чтоб вернуться домой —
патефонной трубой, светотенью ли, —
чтоб нашарить ключи
там, где спрятал… А значит, и к лучшему,
что нельзя залечить.
Можно только по новой прослушивать.

Page generated Jul. 22nd, 2017 08:49 am
Powered by Dreamwidth Studios