Apr. 24th, 2016

fotinya_ru: (Default)
Она была его значительно моложе – тоненькая, застенчивая, пугливая, легко впадающая в панику от малейшего нестроения, не знающая, как поступить в той или иной ситуации. Ей еще предстояло стать хранительницей очага, матерью семейства и уж если не главой его, так шеей, которая поворачивает главу в нужную сторону. Ее передали ему из родительского дома, из одних любящих рук в другие, тоже, как ожидалось, любящие и надежные.
Он был в самом расцвете мужской силы – не хрупкий юноша, подверженный ветрам, но муж, крепко стоящий на ногах и знающий цену если не всему, то очень многому в этой жизни.
Для семьи у него был построен дом – такой, как однажды встретился ему в юности и полюбился уютом, теплом, дышащими стенами, запахом дымка из камина. Он помнил о нем многие годы и, пришло время, построил именно такой для себя и своей будущей семьи.
У него было дело, которое, он знал, будет востребовано всегда и, стало быть, всегда обеспечит его семью всем необходимым.
И он был христианином. Вера его, как и многие другие ценности его жизни, была испытана временем, прошла путь от радостного узнавания и ожидания чего-то необыкновенного до глубокого осознания простой истины: «Без Меня не можете творить ничесоже». И ничего в своей жизни он не начинал без молитвы. Со временем она соединилась с его дыханием.
И вот в доме, где зазвучал грудной, немного удивленный голос молодой жены, спустя некоторое время поселилось ожидание. Оно было радостным и тревожным одновременно. Каждый визит к врачу порождал множество опасений, дурных предчувствий, страхов и слез. Что-то там все время отклонялось от нормы, балансировало на грани «быть или не быть». Эти девять месяцев были тяжелыми для них обоих.
Но все когда-нибудь заканчивается – в назначенный срок ей сделали кесарево сечение, и на свет появилась маленькая дочка. Радовались и ликовали две большие семьи.
Врачи, наблюдавшие ход беременности, тоже радовались и настоятельно рекомендовали поберечься какое-то время, пока организм не восстановится.
Маленькой дочке было восемь месяцев, они втроем поехали отдыхать к себе на родину, в одну из южных стран. Там жила теща, и ей тоже не терпелось увидеть внучку. Солнце, радость встречи, отпуск, маленькая красавица в центре любящей семьи. Так, пожалуй, и выглядит счастье.
И в это время жена узнает, что снова беременна. Но прошло так мало времени! Врачи говорили – год, другой. А тут всего восемь месяцев. Это невозможно! Та, первая беременность, она была такая тяжелая, это просто чудо, что она закончилась благополучно. А теперь все начнется сначала. Но можно ли рассчитывать на благоприятный исход, когда прошло так мало времени. Молодая рыдала, упрекала его, теща металась меж двух огней. Истерика, скандал, счастья как не бывало.
Не в силах больше выносить эти слезы и стенания, он поднялся и вышел из дома. Сел в машину и поехал. Он ехал в горы, где стоял древний монастырь, а в нем пребывала старинная чудотворная икона Пресвятой Богородицы. К ней он и ехал сейчас. Он был один, и никто не мешал ему молиться вслух. Он ехал и взывал о помощи к Божией Матери.
А когда достиг монастыря, купил в лавке самую большую свечу и встал на колени пред пречистым образом Царицы Небесной. Долго он так стоял и молился о том, чтобы все завершилось благополучно, о даровании сил и терпения молодой матери, о мире в семье, о здоровье его детей, он уже считал, что у него двое ребятишек. И уж совсем тихонько сказал о тайном своем желании: Матушка Пресвятая Богородица, пусть это будет сынок…
Поздно ночью он вернулся домой, где высохли все слезы, где утихла буря и тихая нежность опять витала над изголовьем их супружеского ложа.
Вскоре они вернулись в свой дом и стали ждать.
Однажды она встретила его с работы с каким-то особенным выражением лица. Как будто она открыла для себя что-то очень важное, и удивлялась, и радовалась, и не могла до конца поверить.
- Я теперь точно знаю, что у нас будет сынок! – объявила она ему прямо в прихожей.
- Да? Почему ты так считаешь? – спросил он, ласково обнимая ее за плечи.
- Потому что мне приснился сон сегодня днем, когда прилегла немного отдохнуть. Я видела маленького мальчика, он бежал, и я его догоняла, а он смеялся и все бежал. Я звала его: Назарий, Назарий! Я проснулась и поняла: у нас будет мальчик!
- Ну, значит, так и будет, - сказал он, целуя ее темные волосы.
Снова в назначенное время ее увезли на операцию, и на свет появился маленький мальчик.
Отец раскрыл календарь имен. Сегодня был день памяти святого Назария. Он не мог поверить своим глазам. И опять долго и горячо молился, исполненный благодарности.
Как только позволили дела, он сразу же отправился на родину, чтобы побывать в монастыре и принести денежную жертву в обитель, которая, он знал, нуждалась в средствах.
Прилетев, он прямо из аэропорта позвонил одной знакомой женщине, которая близко знала игуменью монастыря, чтобы она разузнала, в чем именно сейчас больше всего нуждается монастырь, чтобы принести пользу целенаправленно.
Через некоторое время женщина позвонила ему в ответ.
- Я в монастыре. Приезжай скорее сюда, и ты очень удивишься.
И она рассказала, что когда она встретилась с игуменьей, еще не успела ей ничего не сказать, как та сама обратилась к ней с просьбой.
- Дорогая, нет ли у тебя кого-то из знакомых, - спросила игуменья, - кто бы нам помог. Мы сейчас занимаемся реставрацией, и хотим поменять киот, в котором наша главная святыня, икона Пресвятой Богородицы.
Он молчал, оглушенный. Как будто сама Царица Небесная откликалась и на его вопрос, и на его благодарную молитву, как будто давала понять: Она все знает и все видит, и радуется вместе с ним его радостью.
- Мне, - говорила, смеясь, знакомая, - ничего не оставалось, как сказать ей, что не только есть такой человек, но специально приехал, чтобы пожертвовать денежки монастырю.
Вот такая история.
В одно из воскресений, стоя к Причастию, я услышала энергичный шепот позади себя: «Мужчины, проходите вперед! Проходите, мужчины!»
И тихая струйка белых платочков заволновалась, расступаясь и пропуская впереди себя нескольких мужчин. Их было совсем немного в довольно длинной веренице причащающихся.
Вас вообще не так уж много в храме, дорогие. Вас там очень не хватает, вы знайте об этом.
И когда что-то не так в вашем ли доме, или в доме друзей и близких, или что-то не так с вашим делом, - не бегите с досады в пивнушку или в компанию, готовую разделить с вами все, что найдется в этот момент разделить.
Идите в храм. Говорят, молитва матери достанет со дна морского. А что может ваша молитва – отцов семейства, мужей, сыновей, нашей защиты и опоры, о том история просто умалчивает.
Потому что может она очень многое. Да только не многие к ней прибегают.
Page generated Sep. 25th, 2017 02:31 am
Powered by Dreamwidth Studios