fotinya_ru: (Default)
Сегодня мы посмотрели "Анну Каренину". Фильм нас потряс. Это что-то невиданное. Соединение театра и кино, метафор-гипербол-фантазий с  глубокими жизненными, самыми реалистичными переживаниями. Как это все сыграно! Великолепная Анна, живая, красивая, страдающая. Чудесная Кити! Как глубоко понят и передан этот образ. Она такая, именно такая в романе. Каренин, вызывающий искреннее сострадание.  Стива - человек-фейерверк. И гениально изображенная  в романе Толстого  широкая картина русской жизни на экране отразилась крупными и очень точными мазками. Ну, как, например,  еще лучше изобразить тупую нашу бюрократию: стройные ряды чиновников   в такт, создавая непроходимую шумовую завесу, стучат своими печатями , проштамповывая бумаги, стопку за стопкой.
Фильм очень красивый. Пластика актеров, закадровая музыка - все это достает до каких-то самых глубоких глубин. Завораживающая картина первого бала, на котором закручиваются две истории - страдания Кити и радостное смятение Анны. Вальс - прикосновение, высекающее искры. Эти искры пронизывают и зрительный зал. И какой точный прием с этой театральностью. Ведь все играют по давно заведенным, неписанным правилам. И когда в эту игру врываются живые чувства и переживания, они в нее совершенно не вписываются. "Если бы она просто нарушила закон. А она нарушила правила".
Вечный роман. Сколько ни читаешь, все что-то новое видишь. Когда-то я болела вместе с Анной, переживая ее любовь, когда-то, прочитав уже много лет спустя, ругала ее: сама виновата, истеричка несчастная, не надо было... Сегодня плакала полфильма: бедная, бедная, бедная моя! В жизни так много всего. Если бы в ней укладывалось все по полочкам: надо делать вот так, а вот так делать не надо. Кити,  не испытав испепеляющей страсти, находит покой в тихих заботах простой семейной жизни. Анна, смертельно пораженная этой страстью, покоя уже ни в чем обрести не может.  Вспышка она и есть вспышка, она не может продолжаться долго. Она либо гаснет, либо должна перейти в ровное тихое горение. В благодатную тишину. А какая тут тишина, когда все против тебя. И все, чем полна твоя душа, - это теперь одна только боль. И когда она становится нестерпимой, одно только и остается - прекратить ее. И на веки вечные оставить горько сожалеть всех, кто потом будет прикасаться к этой несчастной истории. Которая никого ничему не научит.
fotinya_ru: (Default)
Только и повторишь эти слова вслед за Некрасовым, поглядев фильм "Жила-была одна баба". Два с половиной часа ее, бедную, бьют и трахают, бьют и трахают.  Что при старом "прижиме", что при новом. Кто ни  попадя. К ворожейке сходила - на обратном пути в лесочке словили, на богомолье пошла - на то же самое напоролась. Вот весь видеоряд.  Если сейчас лупят, значит, в следующем кадре завалят и задерут подол. И наоборот. А потом все это смывает волной истории. И как не бывало бабы на свете. Зачем жила? 
Ох, после просмотра взгляд беспомощно метнулся к книжным полкам и нащупал четыре книги Мельникова-Печерского. Давно не перечитывала, немедленно захотелось перечитать. И - растворилась в пиршестве этом. Образы, судьбы, пейзажи, праздники, печали, радости, любовь. Там тоже уклад жизни был будь здоров. Если выхватить из контекста всей этой многоцветистой жизни только то, кто кого как отлупил, или кто с кем и как согрешил, то получится вполне похоже. Но там еще столько всего кроме!
Как дошла до главы про богоданную дочку Патапа Максимыча Чапурина (он главный столп, вокруг которого разворачивается действие в романе "В лесах") Грунюшку, хотелось немедленно бежать и кому-нибудь вслух зачитывать светозарные эти страницы. Вы только посмотрите, какая красота! Жила в хорошей семье любимая дочка, горя не знала, но в одночасье умерли от холеры оба родителя, и осталась она сиротой. Но Патап Максимыч, друг семьи, взял ее к себе, воспитал наравне со своими двумя дочерьми и благодарил Бога, что послал он им сиротку, а вслед за ней - и благополучие и достаток в их семью. И все время повторял, что это не они ее облагодетельствовали, а она их. И когда шел девочке семнадцатый год, услышала она разговор отца с гостем, тоже другом семьи, который овдовел, остался один с тремя детьми и очень бедствовал. Груня, помня о своем сиротстве, сама заводит разговор о том, что хотела бы поступить так же, как когда-то ее названные родители - стать матерью маленьким сиротам. "Неужели  за старика пойдешь?""Пойду, тятя... Да мне не он... Мне бы только сироток призреть...Этим только и могу Богу воздать..." Вдовец, конечно, дар речи потерял, когда узнал, какое счастье к нему катит. 
"Как увидел он Груню, в землю ей поклонился и, дав волю слезам, говорил, рыдая: "Матушка! Святая твоя душа!.. Аграфена Петровна!.. Будь матерью моим сиротам!..."  "Буду", - тихо с улыбкой промолвила Груня."
И засиял осиротелый дом. "Тихо и мирно проходила жизнь этой любящей и всеми любимой женщины. Всегда спокойная, никогда ничем не возмутимая, красным солнцем сияла она в  мужнином доме, и куда вчуже ни показывалась, везде ей были рады, как светлому гостю небесному. Куда ни войдет, всюду внесет с собой мир, лад, согласье и веселье".
Вот идеал женщины, жены и матери - так всю себя отдать, так любить,  что свет вокруг идет. Ах, каким теплом, какой нежностью дышат  страницы, где описывает автор эту судьбу.
Или вот еще. Патап Максимыч хозяин справный, тысячник, суров, предприимчив, честен, старается вести жизнь правильную, как и предписывает старая вера, которой он придерживается. Но вот является искуситель - тоже старый знакомец, вынимает мешочек с золотым песком, пересыпает из руки в руку, заманивает. Задумывается наш хозяин, не спит ночь, мечтает, как станет миллионщиком, разработав новые золотые прииски в местах совсем недальних, как сулит ему гость-искуситель. И о чем же мечтает Патап Максимыч? Ну, дом, конечно,  такой, что "все ахают с дива", а потом: "Больниц на десять тысяч кроватей настрою, богаделен... всех бедных, всех сирых, беспомощных призрю, успокою... Волгу надо расчистить: мели да перекаты больно народ одолевают... Расчищу, пускай люди добром поминают. Дорог железных везде настрою, везде..."
Чувствуете разницу? Хоть почитать теперь, как бывало-то на Руси. Ведь не только мечтали, а и делали именно так. Если уж идет богатство - так не в три же горла жрать! Про Куршевели не слыхали тогда, про яхты - пароходы вот, да, строили, и опять же не только себе на прибыль, но и людям на пользу. Хоть бы они перечитывали, что ли, иногда старые книги, теперешние наши богатые. 
И - граждане режиссеры, а вот слабо всю эту многорасцветную жизнь запечатлеть на экране. Не только то, как пьют, бьют, насилуют, бормочут что-то себе под нос, половину слов не разберешь, а и разберешь - ровно это племя ням-ням, а не русские люди, умевшие говорить красиво и образно, особенно вот именно по деревням.
Почему, к примеру, никому в голову не придет экранизировать "Лето Господне" Шмелева - ведь это же такая панорама жизни старой Москвы. И главное - оттуда идет свет, поднимающий человека над землей, что-то в нем древнее и очень хорошее пробуждающий, дающий силы для сегодняшней жизни.
А эту "Жилу-былу" поглядишь, куды подымешься? Только пригнешься еще сильней долу и вздохнешь: "Да, скифы мы, азияты..." И что? Гвоздем ведь засядут слова, которые кто-то там говорит во время богомолья: "Хуже нашего народа на земле нет..." Так что же - правда? Может, конечно, и правда. Но только - не вся, далеко не вся.
fotinya_ru: (Default)
Конечно, совсем ни к селу, ни к городу я про него буду сейчас писать, про этот фильм, получается, что противопоставляя. Но мне давно хотелось про него написать. Это польский, кажется, фильм. Забыла его название, не запомнила режиссера, а фильм сам живет во мне каким-то очень светлым  и теплым облаком. Хотя там безнадеги - ну просто в каждом кадре. Но - свет и тепло одновременно, на фоне сплошного горя. Этот фильм я посмотрела на  Московском кинофестивале в 2008 году. Как бы найти его (без названия и автора!!) и еще раз посмотреть.
Речь там идет о бедной и неблагополучной семье. Отец пьяница, и его в кадре уже нет, только в воспоминаниях одного из сыновей. Второй сын - психически неполноценный, вероятно, именно потому, что отец алкоголик. Мать - больна раком. Она лежит в кровати, уткнувшись в подушку лицом, а сын подходит и обминает подушку, боясь, как бы она не задохнулась. Это важный момент, он опять повторится в  конце фильма. Надо бы делать операцию, а денег нет...
И вот мальчонка, а ему, ну... лет 12-13, если я не ошибаюсь (Эх, надо бы пересмотреть!), решает совершить паломничество к Ченстоховской иконе Пресвятой Богородицы - дойти до нее пешком, помолиться, чтобы мама выздоровела. И вот он отправляется в путь. Вслед за эти подвигом вокруг начинается череда маленьких, незаметных почти подвигов других людей. Вот идет к директору школы слабоумный брат маленького паломника. Он должен попросить директора отсрочить переэкзаменовку брата, потому что он не успеет, наверно, обернуться к этому времени. Для него сформулировать просьбу, запомнить ее, произнести - целая проблема, он старательно готовится, пытаясь даже записать на бумаге, тренируется, произносит несколько раз, потом доходит-таки до директора и выпаливает: господин директор, пожалуйста, перенесите экзамен брата, он не успеет, а я вам за это подмету стадион.
Следом за мальчиком, шествующим к иконе, едет на машине бывший учитель, выгнанный из школы за пьянство. Путь неблизкий, полон опасностей для маленького человека. И этот алкоголик едет и всю дорогу страшно страдает от желания выпить. Есть там эпизод, когда мальчик учит его, как с этим справиться - нужно что-то физически тяжелое делать изо всех сил, перебарывая желание выпить.  Он так много всего узнал уже за свою короткую жизнь, этот мальчик! 
К этому пути подключается телевидение, снимает, объявляет сбор средств для больной матери, деньги собирают, матери предстоит операция. Она узнает из передачи о том, что ради нее совершает ее сын, и совершенно счастливая отправляется на операцию. Уже и для нее  самой дело второе, чем закончится операция, главное, что она видит - это сыновняя любовь маленького еще совсем человека, которая все вокруг озаряет, высветляет. Она уходит согретая этой любовью, умиротворенная. 
Чуда не происходит - мать умирает во время операции. Мальчонка добегает до иконы, молится, еще не зная, что матери уже нет. Учителю сообщают об этом по телефону. И вот тут, конечно, звенит нестерпимо натянутая струна повествования. Как сказать об этом мальчику. И вот его реакция: может, я что-то не так делал? Может, надо было еще что-то? И он не верит, что это конец. Он убеждает всех, что она, хоть  и умерла, но - воскреснет на третий день. И опять напряженно звенит струна. Проходят эти три дня, и вот кладбище, похороны. И тут мальчонка срывается и бежит сквозь редкий лесок к гудящей автостраде, еще мгновенье - и он вылетит навстречу мчащимся  машинам, но в это мгновенье - бац! стукается лбом о ствол высокого дерева и падает навзничь. Словно чья-то незримая рука останавливает его: ну, куда ты летишь, малыш, тихо, тихо, вот так, полежи немножко, ничего, лоб твой заживет скоро. И сердце заживет. Все проходит. Остается главное. Оно у тебя есть. Это любовь, которая все вокруг делает немного лучше. Она не даст тебе пропасть. 
Учитель, бедолага, столько времени совершая немыслимый для себя подвиг воздержания, от отчаяния выпивает прямо из горлышка целую бутылку. И вот заключительные кадры - два мальчика взваливают это почти бездыханное тело на остов детской коляски, везут домой, укладывают на опустевшую материнскую кровать. "Тело" лежит, неловко уткнувшись лицом в подушку. Мальчик обминает подушку, чтобы этот несчастный не задохнулся...
Мало красоты в этих кадрах. Стоит ли вообще искать ее в этой жизни? Вот такая она. Мы много всего наколбасили в ней, нагнали черноты - и кто нам виноват!..  Но над всей этой чернотой - свет незримый, но ощущаемый. Жалеющий. И не позволяющий погибнуть до конца. Держащий пока.  Вот у этих двоих - нет больше никого на свете. Детдом у них впереди, скорее всего. Но - и у этого бедолаги учителя - тоже никого.  И есть робкая надежда, что они друг другу - нужны, они друг для друга - спасение.
Может, кто-то знает, что это за фильм, найти бы его и пересмотреть...

fotinya_ru: (Default)
Ну да, наверно, снято талантливо - недаром же такая тоскища обуяла, когда пошли титры - они, эти титры, не оставили ни шанса на проблеск в конце тоннеля.  Еще когда лежал в спальне покойник, еще когда в зале ритуалов досиживали последние минуты возле гроба немногочисленные провожающие - все еще витало что-то неуловимое в воздухе, какие-то невидимые, но очень осязаемые воспоминания о жизни того, кто лежал в гробу, безмолвный, уходящий. Он когда-то был - умным, сильным,  его ум что-то производил полезное, это уж потом он перестроился на воспроизводство денег, денег... Но тем не менее, да, он их умел заработать.  И пока он присутствует в кадре, хоть и безмолвный уже, там, в кадре еще жизнь. А те, кто остается после - уже вообще без жизни,  без мысли, без смысла, без красоты, без любви. И кончится очень скоро у них пачка денег из сейфа, не заметят, как на пиве пропьют - и всё, и потечет опять червячья жизнь. 
Вот сильнее всего резанула сцена в церкви - она пришла поставить свечку. Первый раз пришла в церковь, не знает, куда ставить, что ставить, зачем ставить... Отсюда и все остальное - и никакое не служение, не крест, не терпение ангельское женское русское, а обыкновенная присоска, очень современная, к деньгам, к комфорту, чтобы было на что содержать семью непутевого и никчемного сына. Это безмолвный контракт двух людей, которым обоюдно удобно жить рядом. Коробят слова "Я люблю Владимира" - через несколько минут становится ясно, как она его любит - убивает по сути, хладнокровно сжигает наброски завещания, берет деньги из сейфа. И столь же хладнокровно врет потом дочери. Никакая высшая цель не оправдала бы  этих действий. Но там и намека нет ни на какую высшую цель. Все по-червячьи мелко и низко. Там ведь никто никого не любит. И не потому что - вот, не любит, а потому, что просто не знает, что это такое.
Страшный фильм. И если целью было показать, как все безнадежно, тупиково, апокалиптично, и нет никакого просвета, и что конец этому всему очень близок, то эта цель, конечно, блестяще достигнута. И все лыки тут в строку: и обрывки передач по телевизору, и конь погибший, и унылая природа за окнами, и драка с матом. И все омерзительны просто. И никого не жаль, кроме ребятенка на широкой кровати. Слишком широкой и холодной для него. Давно такой гадости не оставлял в сердце просмотр фильма.

fotinya_ru: (Default)
Наконец посмотрела "Брестскую крепость". Еще звучат в душе слова пожилого человека, завершающего свой рассказ внуку: "Мне кажется, что все они - живы. Где-то..." Полное ощущение, что ты только что был участником, свидетелем реальных событий, что все эти люди - действительно настоящие, живые. Роятся в голове всякие слова, превосходные степени, а хочется просто помолчать, склонив голову. Спасибо им - этим людям, принявшим самый первый и самый страшный удар. И спасибо тем, кто снял этот фильм. Горький, правдивый, без всякого пафоса, без надрыва, без смакования и нарочитости, без всяких изысков, сурово, тяжело. Верится - вот так, наверное, все и было.
Память ухватила один услышанный очень давно, еще в детстве, разговор взрослых - кто-то кому-то рассказывал именно о первом дне войны и именно в Бресте: про то, как в смятенной людской толпе шел мужчина и нес, согнувшись, на плечах... деревянную дверь. У меня эта дверь так и отпечаталась в сознании как свидетельство ужаса, затмившего разум, катастрофы, кошмара, обрушившегося на людей.
Война, взрывы, кровь, страдание. Но и мужество, и героизм, и единение перед общей бедой, и органичное, из глубины души идущее, естественное для этих людей, как дыхание, решение стоять до последней капли крови. Когда с экрана произносятся эти слова, сердце твое сжимается от боли и от воспоминания, что когда-то, давно, совсем в другой жизни, и ты тоже ощущал за спиной вот эту твердь нерушимую, главное твое, несокрушимое - свою великую, единственную и любимую Родину.
Не приведи, Господи! Мы давно уже не такие...
fotinya_ru: (Default)
Вчера на ночь глядя зачем-то включила телевизор - до этого почти его не включали, потому что от него тепло, как от батареи. Включила - а там начинается "Юленька". Музыка (Укупник сочинил), намекающая на собаку Баскервилей. Но действо, которое начало разворачиваться, - куда там собаке! Против монстров, которым его населили, она просто белая пушистая болонка! Я фильм досмотрела. И даже потом уснула, хоть и с трудом. Но и к утру не нашла ответ ни на один вопрос. Для чего, для чего снимают такие фильмы с участием детей? Для чего снялась в нем любимая Купченко? Марат Башаров? А "Налей и отойди"? И все другие детки - как их отпустили сниматься в таком фильме их родители?
И вообще - что хотели сказать всем этим уважаемые создатели? Если есть на свете какая-то патология, то разве исчезнет она, растиражированная множеством экранов? Не наоборот ли?
Боже, прямо болею сегодня.
fotinya_ru: (Default)
Мое маленькое село в окружении дремучих лесов в Среднем Поволжье вражьи самолеты не бомбили — они до него не долетели. И памятник Победе в скверике на центральной улице — не солдат-освободитель, не танк или какое-то другое орудие. На невысоком постаменте три женщины и мальчик. Самая молодая — в безмолвном крике запрокинула голову, две другие — в сдержанном страдании, самая старшая положила узловатую ладонь на вихрастую головку мальчонки.
По ту и другую стороны скульптурной группы как крылья — белые плиты с печальными цифрами: сколько ушло и сколько не вернулось в эту деревню и в ту. Читаешь и мороз по коже — да почти никто и не вернулся.
Женщины и дети — они остались в деревнях, когда мужчины ушли на войну. Этот памятник — им.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Только что посмотрела этот фильм.

Слегка оглушена. Конечно, нам приятнее было бы смотреть три часа подряд какую-нибудь любовную историю - с переодеваниями в красивые наряды, в красивых интерьерах, чтобы цветы, музыка, ласковое море, безоблачное небо... Или - если другие вкусы - про какую-нибудь звездную войну, со спецэффектами.

А тут - просто война. Грязища, кровища, дымище. Тяжелое зрелище. Да еще играют все так, что комок у горла стоит все время - блестящие все актеры.

И вот какие три вывода у меня сгоряча, с первых минут после просмотра.

Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Суматошное утро. То выбегу в сад, где все взывает к трудолюбию, то опять в дом, где дела кричат не менее настойчиво. И чем несметнее труды, тем больше хочется от них отвернуться и присесть к компьютеру. А надо было идти в храм, на сегодня перенесена Троицкая родительская суббота. И все бы сложилось. А теперь вот одна суета.
Вот логика мысли: прочитала сейчас у одного друга, что любви никогда не много, что она прибавляется подобно молоку в груди кормящей женщины - чем больше отдается, тем больше прибывает. Это сравнение наполнило сердце каким-то радостным теплом - будто и правда что-то прибыло. Женщины ведь знают, что это за радость, когда в ответ на нежное касание детских губенок сходит им навстречу поток молока. На столе передо мной лежит журнал "Биография" с портретом Олега Янковского. Смотрю на него, переполненная теплом, и вспоминаю фильм "Приходи на меня посмотреть" - это его режиссерский дебют. Фильм у меня на видеокассете еще, надо хоть переписать на диск, потому что я не устаю его пересматривать, и гостей потчую. Янковский там играет - вот хотела сказать "одну из главных ролей". А, правда, кто там играет главную роль? Ирина Купченко - красивую незамужнюю женщину Таню, живущую с мамой? Или Екатерина Васильева - та самая мама? Или вот Олег Янковский, герой которого случайно забредает к ним - и не скажешь, что на огонек, потому что в доме как раз гаснет электричество, и действие начинается почти в темноте - только неровное пламя свечи мечется и выхватывает из мрака лица героев . Но уже с первых кадров, когда эти трое собираются в одной комнате, невозможно оторваться - три блестящих актера, разговаривая между собой, мгновенно погружают тебя в атмосферу тихого зимнего вечера в тихой и даже печальной квартире, где вот сейчас что-то такое начнется,что нарушит привычный ход вещей. Ты уже там, четвертый, в этой комнате, притаился и слушаешь, боясь что-то спугнуть. Что?
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Купила диск с фильмом "Поп», поставленным режиссером Владимиром Хотиненко по одноименному роману Александра Сегеня. Не удалось его посмотреть раньше - ни в кинотеатре, ни по телевизору. Вот, посмотрела. Это повествование о судьбе русского священника отца Александра Ионина, который призван служить в Псковской православной миссии на территории, оккупированной немцами. Тема сложная, неоднозначная — возрождение православной веры под пятой у врага.
Read more... )
fotinya_ru: (Default)
Только что закончился фильм "Крыша" Бориса Грачевского. Это фильм о том, как трудно быть ребенком. Ни родители, ни учителя, никто вокруг порой не догадываются, насколько плохо бывает маленькому человеку, как сужается и чернеет мир вокруг, как обрушивается на голову небо. Помню, как однажды уходила из школы в пятом классе из-за какого-то конфликта, непонимания. Шла по белому полю, по узкой тропинке среди сугробов, сыпал снег. Споткнулась, упала и решила больше не вставать - пусть засыплет снегом, и на этом закончится невыносимая боль. Окна классов выходили на это поле. Увидела девочка- старшеклассница, вожатая нашего класса (тогда была традиция - ученики учительницы начальных классов, когда уходили в пятый класс, где уже разные предметы вели разные учителя, брали шефство над ее новыми питомцами-малышами) И эта девушка попросила разрешения выйти из класса, оделась и пошла за мной по белому полю. Подняла, отряхнула от снега, обняла, погладила и повела обратно в школу. Она одна с нами возилась после уроков, куда-то вела, что-то придумывала, ей мы доверяли свои тайны. Какое счастье, что она тогда была в моей жизни! Ведь родители, в самом деле, заняты своим - работой, своими трагедиями, они думают, что дети еще маленькие, что у них не может быть больших проблем. А они есть, и еще какие!
Замечательный фильм снял Грачевский. В нем нет безысходности, хоть и показывается то, что так неприглядно выглядит при свете. С крыши девчонки, слава Богу, не прыгают. (Хотя в жизни и прыгают тоже) Но хорошо, что заканчивается кино не бедой, а очистительными рыданиями трех подружек, которые переживают свои первые испытания - любви, дружбы,верности. Все проходит, будто бы говорит автор, все проходит, и это тоже пройдет. Можно залезть на крышу, не надо только подходить близко к краю.
Я, посмотрев этот фильм, не только вспомнила себя тринадцатилетнюю, я вспомнила себя взрослую, мать своих тринадцатилетних девчонок. И сказала: Господи, благодарю Тебя, что ты их сберег, когда мне было некогда, когда мне бывало не до них, бедных...
fotinya_ru: (Default)
Таких, как Петя, на Руси всегда любили. Это были Божьи люди – наивны и чисты, как дети, так же прямодушны и искренни. И всегда рядом с храмом.
Но вот – пятьдесят третий год. Маленький поселок под Кандалакшей, где вокруг – только лес да лагеря для осужденных. Население поселка – либо бывшие обитатели лагерей, либо их охранники. Есть тут и школа, и больничка, где работает красивая и добрая женщина, жена некрасивого и недоброго полковника, начальника лагерей. Есть гараж, где в свободное время так смачно режутся в домино слесаря, есть стройка гидростанции, которую возглавляет сильный и мужественный человек Николай Иванович Коновалов, главный в поселке человек.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Было трудно выходить из кинозала - кинозал в супермаркете, где все блестело, сверкало, предновогоднее, радостное, праздное. Сидели за столиками нарядные люди, что-то попивали, ели, разговаривали, улыбались. А ты только что оторвался от экрана, от эпохи без электрического света, одни факелы да свечи, когда нет солнца и дня. Да и день-то по большей части был серый, хмурый, короткий.
И несколько минут ты идешь по этому супермаркету сверкающему, оглушенный, не совсем понимающий, где ты и откуда только что вышел.
Читать далее... )

May 2016

S M T W T F S
123 4567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:32 am
Powered by Dreamwidth Studios