fotinya_ru: (Default)
Пруд разделял наш райцентр надвое. Один его берег примыкал к дороге, которая соединяла две половины поселка - старую и новую. С противоположной стороны из лесного оврага в него струилась речушка. Мост с деревянными перилами нависал над водопадом-запрудой, откуда стреноженная речка малым ручейком устремлялась дальше, теряясь в камышах и осоке.
Но до речушки, которая была одно название, так, действительно, ручеек какой-то, нам не было никакого дела, а вот пруд - он нас к себе манил как магнит. Уже в мае самые отчаянные начинали пробовать воду, тайком от родителей. Ведь время в детстве тянется так долго - сначала нескончаемая зима, потом длинное-длинное половодье, затем долго-долго дотаивают в пруду последние льдинки, да сколько еще, по мнению взрослых, остается холодной вода, и нельзя к ней близко подходить - спаси Господи, подхватишь воспаление легких.
И вот уж в конце июня, с наступлением теплых дней, нас допускали к пруду, и тогда он с утра до позднего вечера звенел как улей. Вода в нем кипела и брызгала во все стороны. Малыши барахтались возле берега, где было пологое песчаное дно и они «плавали», опираясь об него руками. Те, кто умел держаться на воде, добирались до середины пруда.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Элеонора жила в городе, который трудно было полюбить. Город был молодой и нескладный, как подросток. Может быть, потому, что не все еще здесь построили, замостили, проложили, и пока что он лепился вдоль оживленной магистрали одинаковыми серыми бетонными многоэтажками и как-то совсем не имел лица.
Мартовским вечером Элеонора сошла с электрички и оказалась на станционной площади, блестевшей черными лужами. Обычно она приезжала поздно, и кругом была темнота. Сегодня она вырвалась с работы пораньше, и этот вечер был не похож на другие. Потому что сквозь коробки домов сейчас просвечивало сиренево-розовое небо, озаренное последними лучами солнца. И слабые отблески этого закатного сияния дрожали в лужах, которые за день натопило солнце. Элеонора остановилась на минутку, подумала о том, что сегодня тут, пожалуй, даже красиво – нежные розово-сиреневые отблески закатного солнца в черных блестящих лужах среди автобусов, стоящих рядами.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Позвонила сестра из Килемар:
- Я тут у могил наших стою, на кладбище, сегодня ведь годовщина по маме...
- Да-да, я тоже в церкви сегодня была, поминала... Поклонись им от меня.
Слышу, говорит: "Света вам кланяется..."
- Я ведь вот еще чего... Тут рядом с нашими свежая могилка. И, кто бы ты думала, тут лежит?
Я замерла. Она назвала имя.
- Как?! Что случилось? И почему здесь? Он же в другом городе жил...
- Ничего не знаю...
Потом она узнала и еще раз позвонила. Оказывается, был он тут недавно, навещал своих на кладбище. Долго смотрел на зеленые холмики, потом сказал родственникам: "Вот тут меня и похороните, как умру". На него замахали руками. А через десять дней его не стало. Сердечный приступ.
* * *
   Его звали Веня. Он явился, чтобы спасти меня от несчастной любви. Пришел из армии – большой, спокойный и слегка насмешливый, взял меня за руку и повел прочь от этого слишком затянувшегося несчастья. У него было худощавое с выступающими скулами лицо, а глаза мерцали из глубоких впадин, как отраженный свет из колодца.
   Он не похож был на принца моей мечты. Принц был совсем другой - небольшого роста, коренастый, круглолицый, с голубыми глазами – живой и непостоянный, как ртуть.
   А Веня был взрослый, предсказуемый и надежный. Он появлялся в нашем доме в половине седьмого. Земля могла перевернуться севером на юг, но чтобы Веня не пришел в половине седьмого, - этого быть не могло.
   Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Жил-был художник один. Местность, в которой он жил, была лесная глушь, в которой щедро водилась разная дичь, а по болотам росло много клюквы. С остальным миром соединяла эту местность старая и тоже, конечно, лесная дорога, проезжая всего несколько месяцев в году — когда скует землю мороз и когда летом долго нет дождя.
Обитатели этой глуши жили себе нехитрыми трудами — ловили рыбу в озерах, которых, пожалуй, даже слишком много было в пересчете на квадратный километр местности — в других местах о таком богатстве, небось, только мечтают. И в самом деле: версты три прошагал — озеро, еще в сторону пошел версты две — опять тебе озеро. А там — еще одно, провальное, как про него говорили, будто целая деревня когда-то провалилась, давно, и дна будто нет, мерили мужики веревками, не достали.
По летам ходили люди в лес за ягодой, которой тоже в избытке росло по здешним лесам, разной — и брусники, и черники, и клюквы. И земляничные поляны на вырубках в иные лета таким удивляли урожаем — ведрами несли и несли ребятишки алую душистую ягоду.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
СЛУЖИЛА Вера в бане. Продавала в окошечко розовые билеты и, кому надо, мыло, мочалку, веник.
И мать Веры, Настасья, тоже когда-то служила в бане. Это у них семейное было. Жила Вера с матерью на главной улице райцентра. Домик их наивно глазел на проезжую и прохожую часть тремя маленькими окошками, заставленными геранями. Многим казалось, что мужики чаще, чем на другие, заглядывались на эти окошки. Ну, да это неизбежно при одиноком бабьем житье. Никто не помнил, откуда у Настасьи в свое время появилась Вера, никто не заметил, как она стала взрослой. И теперь каждого проходившего мимо мужика людская молва заводила к ней в избу. Неизвестно, сколько в этой молве было правды, сколько выдумки, рожденной бабьей ревностью, у которой, как и у страха, глаза велики.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Звоночек и шелест

Еду как-то на автобусе, сзади сидят малыш лет пяти и пожилая женщина, вероятно, его бабушка. Они о чем-то говорят тихонько, слов не разобрать из-за шума мотора. Перемежаются — тонкий детский голосок и шелестящий голос бабушки. В тонком голосочке — вопрос, волнение, нетерпеливый интерес; в тихом шелесте бабушкиного голоса — покой, ласка, неторопливое пояснение. Опять звенящее любопытство — и снова в ответ будто прохладная ладонь на горячий лобик. Или тихий дождик на росточек...
Зашлось у меня сердце. Бывает так: повеет откуда-то знакомый, но очень давний запах, и вот так же оно замрет, устремляясь памятью к чему-то очень дорогому. А тут не запах — звоночек и шелест, звоночек и шелест, два голоса. Вся гармония мира сейчас для меня сосредоточилась в них. Бабушка и дитя. Два бесконечно нужных друг другу человека.
Пусть все хорошо — есть родители, старшие братья-сестры, пусть дом полная чаша. Но бабушка — это совсем особая статья. Все куда-то бегут, спешат, закрученные современными ритмами. А ей спешить некуда, она и слушает, и объясняет, и рассказывает — она все знает, у нее обо всем можно спросить...

Разоренный дом

И мыслями я переношусь в далекий декабрьский день. Не день даже, а вечер, темный, холодный, бесприютный. Во дворе сани, груженые каким-то скарбом. Соседи толпятся у крыльца. Что-то еще выносят и кладут в сани. Я вхожу во двор с маленьким братом - веду его из детского сада. Останавливаюсь у крыльца и смотрю на все это, не понимая, что тут такое делается. Соседка всхлипывает и прижимает меня к себе. Я утыкаюсь носом в холодную плюшевую жакетку и тоже начинаю всхлипывать.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Он сидел на траве под старым деревом, смешно растопырив лапы и крылья, выставив вперед клюв. Но это бы еще ничего – смешнее всего было то, что он издавал угрожающие звуки, намереваясь испугать и прогнать всякого, кто к нему приблизится. Он сердито шипел и то ли крякал, то ли квакал, а порой казалось даже, что он лает – так он старался напугать девочку, которая осторожно шла к нему, ласково уговаривая не волноваться.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Дружок! Хочешь, я расскажу тебе сказку? (Хочу, хочу, хочу …. !!!!!!)

Впрочем, это не сказка, а быль. Мне недавно рассказали эту историю и велели записать. Я и записала. Ну, так давай, почитаем?

Ну вот, жил на свете пес по имени Фантик.

Почему его назвали таким легкомысленным именем? Фантик! Вот он стоит, большой, красивый пес. У него густая рыжая шерсть, вокруг шеи – три светлые полоски, они спускаются на грудь и замыкаются сердечком, образуя чудесный воротник, как на дорогой шубе. Четыре мощные лапы твердо стоят на земле, готовые к прыжку в любую минуту; великолепный хвост, как опахало, дружелюбно покачивается из стороны в сторону. И вот – Фантик! Да это мог быть Гранд, Франт, Принц и так далее. Но он – Фантик! Почему?

Читать далее... )

Вот какие чудеса творит на свете доброта!
fotinya_ru: (Default)
Как пришел он и когда ушел — в памяти почему-то не отложилось. Помню — сидит напротив в маленьком кабинете ответсекретаря редакции: большой, грузный, в серой куртке, похожей на телогрейку, в огромных, серых же, валенках с галошами. На коленях — видавший виды малахай. Рядом со стулом на полу — защитного цвета большой вещмешок. Что он в нем носил?.. Но всегда при нем был этот потрепанный «сидор». По шагам в коридоре — тяжелым, размеренным, узнавали мы: это уж Алексей Сергеевич идет. Он приносил в редакцию свои рассказы, которые время от времени печатали мы в нашей районной газете под рубрикой «Из фронтовой тетради».

И вот так ходил он, ходил — и раз, перестал ходить. Пока мы — то, да се, ремонт, переезд, перестройка, новая вывеска, новые люди... Смотрим, Алексей Сергеевич к нам уже не ходит. Что такое? По телефонному номеру, который оставался еще в старых записных книжках, как последняя тоненькая ниточка связи, отвечают другие люди. Никто ничего не знает. Это была коммуналка на Кутузовском. Расселили?.. Живой ли вообще?..

Ну, вот так. Мы думаем, все будет вечно: мы всегда будем выпускать газету, а бывший фронтовик Алексей Сергеевич Духанин всегда будет носить нам рассказы в вещмешке.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
рассказ
Сразу после рождения его назвали гордым и красивым именем Джульбарс. А зовут просто и коротко – Жулька.
Жулька – веселый рыжий щенок, повеса и всеобщий любимец. Когда он вырастет, то будет охранять дом, а пока носится по зеленой лужайке, стараясь поймать стрекозу, которая, как маленький вертолет, кружит над цветами.
Много всего есть во дворе, что занимает щенка. Вот клумба, на которой пестрым ковром цветут разные цветы, – к ней Жульке строго-настрого запрещено приближаться. Но как же не приближаться, если только что, удирая от него по кудрявому клеверу, в самую гущу цветов скакнула лягушка! Жулька с размаху прыгает в клумбу, но тут же натыкается на острый розовый шип и, отчаянно взвизгнув, стремглав бросается обратно.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
рассказ
Однажды Бог послал вороне булку. Он послал ее давно, да ворона не сразу заметила ее в траве – брошенную кем-то возле автобусной остановки булку, она уже успела зачерстветь.
Ворона часто прилетала сюда, потому что здесь всегда можно было чем-нибудь поживиться.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
СЕГОДНЯ мне исполнилось двадцать пять лет. Вечером я жду гостей. Их будет совсем не много. Семейная пара моих друзей и соседей — молодые врачи, отбывающие в нашем глубочайшем захолустье «срок» после распределения в институте. Ее зовут Настя, она тоненькая, темноглазая, очень живая, энергичная и решительная. В нашей амбулатории ей дали ставку окулиста, и она очень быстро навела порядок по этой части — всех глаукомных больных поставила на учет, организовала профилактический осмотр населения и так далее.
Витя — зубной врач. До этого у нас был лишь техник, без устали день и ночь ваявший всем зубные протезы — сам мерил, сам делал, сам подгонял... Все были очень довольны, все улыбались — полный рот зубов. Витя тоже ввел свои порядки на вверенном участке — техник перестал день и ночь ваять по своему усмотрению, а исполнял лишь то, что поручал ему новый врач. Техник чуть не плакал от невостребованности.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
Она говорила: «Там будут беленькие кроватки, на обед первое, второе и третье, и там наверняка заметят, какой у тебя голос, и будут учить музыке. А здесь – что же?..»
«Здесь»… Теперь это уже называется – «там». А там была тихая солнечная улица, пруд, к которому сбегались все дорожки и тропинки. Дома подступали к самой опушке леса, и на солнечной поляне у высоких сосен в траве краснела земляника. Вот только что, еще вчера, светило солнце и клонились над деревянным тротуаром, перевешиваясь через ограду, ветки терновника, усыпанные синими плодами.
Читать далее... )

МАЙКЛ

Jan. 31st, 2010 10:40 pm
fotinya_ru: (Default)
Он опять приходил сегодня. Гладко выбритый. В белой рубашке и дешевом темном костюме с заломами на рукавах и брючинах. Этот костюм, наверное, с тридцать шестого года лежал где-нибудь на складе, и заломы на нем никогда не разгладить, как плиссировку. В такие костюмы одевают нищих, бездомных покойников их внезапно нашедшиеся родственники.
— Ребята, — сказал он, кротко улыбаясь, — вы видите, я чистый. Мне дали мыло, и я помылся. От меня не воняет теперь. Не прогоняйте меня, пожалуйста. Куда я без вас?
Читать далее... )

КУКЛА

Jan. 24th, 2010 11:58 am
fotinya_ru: (Default)
ОНА была сказочно красива, эта кукла. Широко распахнутыми голубыми глазами глядела она прямо на меня. Золотые локоны струились по плечам. Бархатное зеленое платье в оборках и кружевах спадало волнами к маленьким башмачкам. И такая же бархатная шляпка с вуалью оттеняла нежные щечки цвета персика. Красавица, просто мечта любой девчонки, возрастом от двух и бесконечно старше.
А дальше самое интересное... )
fotinya_ru: (Default)
— НУ, ЗДРАВСТВУЙ, подружка! «Какая ты стала, какая ты стала...» А ты! Себя как в зеркале я вижу. Только оно мне что­то не льстит.
Откуда-откуда, издалека, моя дорогая, с далекого седого Урала. Как нашла? В адресное бюро письмо написала.
Да ты меня сначала накорми, напои, в бане выпари, а потом уж и расспрашивай.
Ну вот, теперь давай и поговорим. Ну, что рассказать... Я теперь гражданка начальница. Начальник отряда в женской колонии. Как занесло... Так и занесло. Очень просто.
Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)

рассказ

— ЛЕЧИТЬСЯ приехали? — спросил водитель такси, прислушавшись к моему хриплому дыханию. — Рановато еще, прохладно. Ветры у нас. А вообщето здесь и воздух лечит. Вот скоро солнышко начнет пригревать — все у вас пройдет.

Здесь, в маленьком крымском городке, уже через два дня тебя приметили, запомнили, кое-кто даже здоровается. Вот и этот водитель, который с раннего утра уже на площади, где магазин, остановка автобуса, торговцы свежим молоком, — он, завидев меня, тяжело переводящую дух, распахивает заранее дверцу, как старой знакомой, и везет, не спрашивая, куда. Он уже знает, куда я езжу по утрам едва не каждый день. В церковь я езжу — идет Великий Пост.

— Вам бы на источник съездить в Тополевку. Говорят, помогает, — говорит он, заботливо прикрывая стекло передней дверцы с моей стороны.

 

Читать далее... )

 

fotinya_ru: (Default)
рассказ

Среди шумных улиц большого города стоит этот старый парк. Когда устанешь от суеты, от множества резких, слуху неприятных звуков, от многолюдья, и захочется тебе тишины и покоя, ты можешь войти в этот парк, и душа твоя обрадуется – так здесь хорошо. Как будто в другой мир ты шагнул прямо от станции метро. Еще минуту назад все мелькало перед глазами, куда-то спешило, шумело, вздорило, а здесь – только тихий шелест вековых деревьев да щебет малых птах, высоко в ветвях. Огромную поляну посреди парка обрамляют старые дворцы – свидетели минувших эпох и перемен. Солнце играет на красно-белом узоре их стен. Читать далее... )
fotinya_ru: (Default)
рассказ

Одна добрая женщина жила в большом деревянном доме на улице Березовой. Конечно, добрая. Ведь если бы она не была доброй, то и история эта приключилась бы совсем в другом месте, а не в этом большом деревянном доме, и не на улице Березовой.

Read more... )
fotinya_ru: (Default)
рассказ

В ТУ ЗИМУ Светку перестали водить в садик, и в этом была своя прелесть.
Впрочем, о прелести чуть позже, а сначала о том, что в этом было плохого.
Плохо, что на улицу не пускали, а запирали на целый день в доме. «Ключ дать нельзя — потеряет, а целый день шататься — замерзнет», — рассуждали родители. И это было плохо. Потому что возле окон днем играли ребятишки, те, кого либо на улицу пускали с ключом, либо было кому открыть дверь нагулявшемуся чаду. И Светке было завидно глядеть на них. Она влезала на подоконник и начинала показывать концерт. Сначала еще ничего — просто пела в открытую форточку, а ребятишки топтались в сугробе под окном и хлопали замерзшими варежками. Но по мере того, как нарастал азарт по ту и другую сторону окна, номера шли все круче и круче. Светка напяливала на голову кастрюлю, кривлялась и верещала, как клоун, зрители валялись в снегу и тоже верещали от восторга. Тут наступал черед фокусам и тогда в форточку летели Светкины игрушки. Она входила в раж и смешила зрителей, не щадя живота своего, лишь бы подольше не уходили. Так пролетал короткий зимний день, ребятишки, набесившись вдоволь под окном, разбредались по домам — греться, трескать горячие щи и рассказывать родителям, какая Светка дура.
Самое интересное дальше... )

May 2016

S M T W T F S
123 4567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 07:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios